Григорщук и компания

Несколько холотропных переживаний

Осознавая себя во время холотропного дыхания, мы постепенно начинаем осваивать свой внутренний мир, знакомится с ним, исследовать. Иногда мы находим там что-то новое, иногда решаем различные задачи. И чем дальше мы заходим в это состояние, тем более глубокими становятся наши переживания, тем большее влияние на нас оказывают осознаваемые процессы.

Холотропное дыхание это метод, инструмент, с помощью которого можно проложить себе путь, однако идти все равно придется самостоятельно. Ведущий не сможет преодолеть ваш страх или неуверенность, или что бы там ни было еще, это ваша задача, и в тоже время, когда у вас есть знания, даже поверхностные представления о том как это бывает, идти становится чуточку легче.

Меня зовут Владлен Китаев, я веду вечерние занятия по холотропному дыханию здесь, в тренинг-студии «Григорщук и компания» и вот один из тех эпизодов, который случился со мной во время одной из холотропных сессий, в которых я сам был участником. Это был очень яркий эпизод, он проживался очень интенсивно и, не смотря на то, что был очень коротким, я часто вспоминаю о нем.

«В тот раз я неожиданно осознал себя птицей, я парил высоко над землей и смотрел вниз на зеленый океан леса, местами надорванный порезами небольших холмов. «Я дух этой птицы, — вдруг подумал я, — я дух орла». Где-то на том месте когда я подумал про «дух», я перестал идентифицировать себя с птицей и мое восприятие сместилось. Теперь я видел летящую птицу как бы со стороны, но вместе с тем я понимал, что не перставал быть ей. Я снова увидел океан леса, теперь уже в отражении одного из ее/моих глаз и в следующее мгновение я несся навстречу этому океану в попытке расствориться в нем. Вдруг как будто соринка попала в глаз, маленькая искра, пылинка на безупречной поверхности, сотканого природой одеяла для этой части земли, я увидел отблеск костра среди деревьев, я знал, что меня ждут там.

Я снова был духом, и я был одним из них, нескольких индейцев, которые сидели рядом со мной у костра. Они совершали какой-то ритуал, они звали и я пришел. Я точно понимал, что они знают, видят меня, больше ничего. Я был среди них, зачарованно рассматривая, как тени костра отплясывают удивительный танец на их лицах и как они, словно прищуриваясь, смотрят на огонь или даже сквозь него. Один из них повернул ко мне голову и слегка кивнул. Я вдруг почувствовал тотальную причастность ко всему этому, единство с этим временем и местом. И еще я знал, что когда-нибудь буду сидеть так еще раз, а пока мне пора.

Полет. Теперь он был наполнен не только свободой, но и ощущением бесконечной целостности в отражении множетсва отражений: меня как духа орла, меня — духа индейцев, меня — того как я осознавал себя до этого и, наконец, меня — как я буду осознавать себя после…»

Я не сторонник интерпретировать подобные трансперсональные переживания, часто они бывают настолько образными и так много смыслов переплетено в их ощущениях, образах и звуках, что истинный смысл или хотя бы намек на него способен уловить только носитель, с другой стороны это интересный опыт, а мы учимся, удовлетворяя наше любопытство.

Трансперсональные переживания не являются чем-то черезвычайным, да, они — особенные, и в тоже время это может случится с каждым, просто в какой-то момент вы ловите себя на мысли, что это происходит с вами прямо сейчас.

Однако, надо заметить, что опыт подобных переживаний не является целью, это всего лишь часть тех возможностей, которые вы можете получить в течение холотропной сессии. Некоторые фрагменты системы конденсированного опыта могут привести нас к очень сильному, по-настоящему ресурсному состоянию, открыть возможность по другому взглянуть на окружающую реальность. Одним из таких переживаний однажды поделился со мной Степан Владимирович, и я очень благодарен ему за это, потому что на основе этого опыта я сделал метафору, которую вы можете использовать для себя.

«В какой-то момент я почувствовал себя очень хорошо, я лежал и мое сердце наполнялось радостью и любовью. Я чувствовал себя абсолютно счастливым. Так, как чувствуют себя совсем маленькие дети. Я был счастлив просто от того, что я есть, от того, что вокруг меня есть этот замечательный мир. Мир вокруг меня казался мне удивительной сказкой, в которой оказался я. Я трогал руками свое лицо это было удивительно приятно. Я стал закрывать и открывать ладонями свои глаза. Я играл в жмурки, так, как это делают маленькие дети. Это оказалось очень весело и чем больше я так делал, тем веселее мне становилось. Мне захотелось смеяться, смеяться громко, смеяться во весь голос. Мой смех не имел какой-то конкретной причины, я смеялся долго и просто так. И в какой-то момент меня это стало пугать, потому что я понял, что этот процесс спонтанен и я им не управляю. Он происходит как будто бы помимо моей воли. В эту секунду мое сознание стало расщепляться на две части. Внутри себя я стал чётко осознавать себя ребёнка, который смеется, и себя взрослого, который за этим наблюдает. И взрослый внутри меня стал пугаться и впадать в панику от того, что не понимает, что происходит с ребёнком, и не понимает, как этим можно управлять. Состояние страха было столь сильным, что мой ребёнок легко его почувствовал. Он видел перед собой взрослого, который был напуган тем, что происходит прямо сейчас с ребёнком, и который не знает, что с этим делать. Тогда ребёнок подумал: «Наверное со мной действительно происходит что-то ужасное, если он так смотрит на меня», и волна паники захлестнула меня полностью. Внутри меня не оказалось никого, кто мог бы адекватно реагировать на то, что со мной происходит. Взрослый попеременно то испытывал страх того, что не может управлять ситуацией и ребёнком, то с большой жалостью смотрел на ребёнка, думая о том, как он сильно страдает, как он слаб и ущербен, а ребёнок воспринимал это так, что дела его совсем плохи, единственное, что осталось — это его жалеть. И то и другое только усиливали внутренний страх и внутреннюю панику у ребёнка. Так два этих внутренних персонажа только усиливали состояние друг друга. Рядом не было никого, кто мог бы сказать — «не беспокойся, всё хорошо, всё в порядке, с тобой всё нормально, ничего страшного не происходит». Я чувствовал, что нахожусь в петле тяжелых эмоции, из которых я никак не могу выбраться сам. Мне очень сильно нужна была помощь, хотя тогда я ещё не понимал, какая. И я просто сказал о том, что мне нужна помощь. И тут я почувствовал, именно почувствовал рядом с собой человека, который находился в состоянии, которое мне было так необходимо. Это было состояние тотального спокойствия, безграничной защищенности и ощущение того, что ни со мной, ни с миром вокруг меня ничего страшного не происходит. Я почувствовал, что то, что происходит со мной — это нормально и это находится под его контролем. И тогда моя внутренняя взрослая часть смогла успокоиться, смогла с любовью и большим принятием посмотреть на моего внутреннего ребёнка, который был напуган, и сказать ему — ничего страшного, малыш, все в порядке, то, что с тобой происходит — это нормально. Ты справишься с этим, а если что, я рядом, я за всем присматриваю, я тебе помогу. Этого оказалось достаточно, для того чтобы малыш успокоился и процесс стал лёгким и управляемым. Я почувствовал себя взрослым и сильным мужчиной, а не маленьким и напуганным ребёнком, которому не больше года. Приятное тепло наполняло все мое тело, оно расслабилась и наполнилась безграничным ощущением защищенности. В этот раз для меня процесс завершился.»

Холотропное дыхание очень естественно и экологично позволяет работать с импринтами как, например, в этой истории, рассказанной Степаном Владимировичем. Импринтированные перживания оказывают очень сильное влияние на нашу жизнь, не смотря на то, что это может быть опыт, о котором мы сознательно даже ничего не помним. В течении холотропной сессии мы перепроживаем импринты, внося в них доступные нам, как состоявшимся взрослым людям, ресурсы и это тот путь, который позволяет нам нейтрализовать их негативное влияние в нашем настоящем.

Еще одной яркой особенностью холотропного дыхания являютя инсайты. Мгновенные вспышки осознания, как будто в нашей руке неожданно появляется ключ, небольшая прореха, за которой открывается доступ к целому пласту знаний. Как будто новое измерение, до этого свернутое и пребывающее в состоянии покоя, неожданно начинает разворачиваться и накладываться на карту объективной реальности, меняя наше восприятие последней. Что-то похожее однажды случилось с Инной Александровной, о чем она со мной любезно поделилась, а я предлагаю прочитать эту историю вам:

«Меня захватило очень сильное ощущение полета, и это было похоже на то, что я лечу по очень длинной трубе наподобие тех, что бывают в аквапарках. Я не могла пошевелиться, и в какой-то момент я увидела, что окружающее пространство начинает как бы скручиваться вслед за этой трубой, по которой я летела. Привычный мир как бы схлопнулся, и за ним оказался другой – похожий на мой, но что-то неуловимое отличало эти два пространства. Затем у меня началась серия очень быстро сменяющих друг друга видений – в каких-то я присутствовала, в каких-то были незнакомые мне люди. Я же наблюдала за этими образами со стороны, немного сверху. Некоторые образы вызывали очень сильный эмоциональный отклик – я сопереживала людям, которых я видела – например, картина очень серьезной операции, или видения умирающих в муках людей, или образы молодых еще людей, опустившихся на самое дно жизни и ютящихся в подвале. Я все так же не могла шевельнуться, и этот образ меня, беспомощно лежащей в состоянии глубокого транса тоже стал появляться среди круговерти других образов. Мне стало дискомфортно и страшно, как будто я делаю что-то не очень приемлемое и даже осуждаемое в обществе. В следующий момент я снова увидела себя, все также неподвижно лежащую, но в окружении каких-то странных людей – они как будто не принадлежали нашему миру и были существами гораздо более развитыми, мудрыми, осознанными и разумными, чем люди. Они стояли вокруг стола, на котором я лежала – это было похоже на врачей во время операции, но они не касались меня, только смотрели, но эти взгляды и несли исцеляющее воздействие. Карусель образов перед моими глазами продолжала мелькать, но в один момент произошло нечто очень важное и главное – внезапно сместился фокус, с которого я воспринимала эти ситуации. Я увидела, как иллюзорны те отношения, которые мы строим с другими людьми, как искусственно страдание, которое мы испытываем по поводу стыда, обид, разочарований в других людях, как сильно мы верим в те маски, которые надеваем в обычной жизни. Я почувствовала, что мы все – как персонажи сказки, или компьютерной игры, которые забыли, что все происходящее – не настоящее. Я осознала главную суть, и мне кажется, тогда я даже тихонько произнесла вслух свое осознание «Я поняла! Это такая игра!»

Теги: , , ,

Back to top